Юнга с Летучего Голландца
Понял теперь я: наша свобода только оттуда бьющий свет. Н. Гумилев
Гулять по Петербургу четыре (четыре же?) ночи и три дня.

Не повредить больной ноге во время прогулок по олоденелому Невскому, странным полям рядом (более-менее рядом - тут все относительно) с метро Приморская, но споткнуться на ровном месте, провожая Сигрун на вокзал. Теперь больно, но не так, чтобы согласиться на обезболивающее.
Игры учат меня жить без лекарств? Хм.

Найти во дворах нарколожку, выставки современного искусства (у Сигрун нюх и на то, и на другое - забавно), странный проход - извилистый, будто бы в катакомбы, который закончился запертой дверью, несколько интересных надписей и отель со стеклянной крышей.

Еще было так:

- Сигрун, дай трактору проехать! Не успеешь перебежать - будет плохо.
- Успею.
- Он быстрее... У него есть колеса, а у тебя нет.

. . .
- Извини, но за колеса я ему не дам.


Так и не найти Финский залив ночью где-то на окраинах и опоздать на метро. Мы очень удивили таксиста тем, как проводим время в культурной столице.

Бродить по уделке под девизом "нет, я не наступлю сейчас в эту лужу и не промочу себе ноги, мне еще гулять и гулять".
Заглядываться на ножницы - "а давай эти подарим Грегору?". Посмеяться. Вролиться. Ненавидеть себя, ножницы и происходящее вокруг.

Молчать почти два часа до поезда Сигрун. Я никогда так долго не молчала на прощание. Даже страшно.
Нельзя вроливаться и вообще жить вот так вот - в чужом городе, ночью, отказавшись от предложенной вписки у друзей. Нельзя - но я успешно практикую.

@темы: Навстречу темноте, Мысли, Хроника наших безумств, Шаг за грань