Юнга с Летучего Голландца
Понял теперь я: наша свобода только оттуда бьющий свет. Н. Гумилев
- Приехать в школу. Вспомнить все. Посмеяться. Говорить со всеми, а иногда еще "ребята, это Настя, она нам сейчас все нарисует..." (Нет, со чего вы взяли, я же не умею?)

- Выбраться из школы. Опаздывать в университет к четырем часам вечера. Приехать в университет сильно раньше четырех. Почти потеряться в университете. Найтись. Пойти пить сок и чай в лапшичную с однокурсницей. Говорить.

- Дойти пешком до Сигрун. Купить зефир. Выяснить, что зефир там никто не ест. И самой перестать хотеть есть зефир.
А дальше...

А дальше приходит Лера.
- Привет. У тебя вид такой...карантинный.

(Карантинный - это лицо белее мела и глаза на мокром месте, очевидно. Или просто уставшие глаза. Не знаю.)

Мир сжимается до размеров одной квартиры. Мы молчим. Кажется, что все заболевают и всем очень не о чем говорить.
Убегаю.
Нельзя так. А я убегаю.



- Свернуть во дворы по дороге к остановке. Потеряться во дворах. Искать дорогу по звуку, почти на ощупь, хотя фонари горят и видно все прекрасно. Просто... не знаю, все равно как-то на ощупь выходило.

- Ехать в троллейбусе под "Северный цвет". Наблюдать за молодым человеком напротив, ожесточенно жестикулирующим и увлеченно рассказывающим что-то пустому креслу перед ним. Много нас безумных в ночных троллейбусах, много.

- Доковылять до скамейки в парке, где сидела вчера, сесть и писать. Писать не-свои стихи под не-свою музыку. Карандашом, едва видные даже в ярком свете, а у меня самая темная скамейка в парке.

- Дойти до дома. Обнаружить в лифте вместо себя Офелию - платье почти в пол и почти черное, волосы растрепанны, белая, словно мел, а глаза - безумнее некуда.

Знаете, я почему-то так устала.

Ночь решает проблемы любые, простые и сложные.


Почему ты не спишь? Спи, тебе говорят.

@темы: Мысли, Магия этих мест, Шаг за грань, Навстречу темноте